Вернуться к обычному виду
Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Регистрация
Войти на сайт | Регистрация

Администрация Вичугского муниципального района Ивановской области

официальный сайт

НовиковМ.Ю.jpg

Глава Вичугского муниципального района Новиков Михаил Юрьевич



Врио Губернатора 

Ивановской области Воскресенский Станислав Сергеевич

Информация для населения


Информация от Управления Росреестра по Ивановской области


Информация от Управления Росреестра по Ивановской области

В конце прошлого года, 02.11.2017, в сетевом издании «Иваново» (ИВАНОВОLIVE)  автор,  учредитель и главный редактор Михаил Юрьевич Мокрецов опубликовал материал "Центр «Волжской Ривьеры» уже не купить и не продать". Текст посвящен благой цели - информирует о неудачной попытке незаконной продажи земельного участка на левом берегу Волги.

Но, к сожалению, при этом автор распространил недостоверные сведения в отношении Управления Росреестра по Ивановской области и его руководителя Куксенко Людмилы Петровны.

Чтобы защитить деловую репутацию, Управление вынуждено было обратиться в суд. Ленинский районный суд удовлетворил требования Управления и решение вступило в законную силу 10.04.2018, которое мы и предлагаем вашему вниманию.

Дело          

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

09 февраля 2018 года <адрес>

Ленинский районный суд <адрес> в составе:

председательствующего судьи Шолоховой Е.В.,

секретаря ФИО11,

с участием представителей истца Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес> ФИО1ФИО2,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес> к ФИО8, сетевому изданию «Иваново» о признании недействительными сведений, порочащих деловую репутацию, распространенных в средствах массовой информации, и их опровержении,

УСТАНОВИЛ:

Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес> обратилось в суд с иском к ФИО8, сетевому изданию «Иваново» о признании недействительными сведений, порочащих деловую репутацию, распространенных в средствах массовой информации, и их опровержении, мотивировав его следующим.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО8 в учрежденном им сетевом издании «Иваново» распространены сведения, порочащие деловую репутацию Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес> (далее – Управление Росреестра по <адрес>, Управление), а именно: на сайте ivanovolive.ru размещена публикация под заголовком «Центр Волжской Ривьеры уже не купить и не продать», в которой содержатся следующие сведения:

«…В 2013 году управление Росреестра по <адрес> каким-то образом и в каких-то целях выделило из земель СПХК «Русь» 20 гектаров лесного фонда, находящегося в собственности Российской Федерации. Был сформирован новый участок, как доля, владельцем которой стала некая ФИО7»…

«…Остается только вопрос к госпоже ФИО3 – руководителю управления Росреестра по <адрес>. Каким образом и зачем ее кадастровые инженеры умудрились сформировать новый участок на землях лесного фонда, принадлежащего Российской Федерации «для сельскохозяйственного производства»? И сколько таких операций проведено всего на территории <адрес>?»…

«…Прокуратура за всеми не уследит, если Росреестр все по-тихому делает, не досаждая контролирующим органам лишней информацией.»

Распространенные ответчиком сведения не соответствуют действительности и нарушают неимущественные права Управления, порочат его деловую репутацию, поскольку содержат информацию о незаконном и недобросовестном поведении Управления, сформулированы в форме утверждений, в том числе о нарушениях, допущенных Управлением при осуществлении регистрационных действий, и ставят под сомнение правомерность принимаемых государственным рганом решений в ходе предоставления государственных услуг с соблюдением требований действующего законодательства. Между тем, зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке, что и было реализовано органами прокуратуры, согласно обсуждаемому в статье судебному акту; при этом судебным актом не установлена неправомерность действий регистрирующего органа. В <данные изъяты> году Управление осуществляло свои полномочия в соответствии с положением, утвержденным приказом Росреестра от ДД.ММ.ГГГГ № П/1760 «Об утверждении Положения об Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес>». Согласно указанному Положению, равно как и действующему Положению об Управлении, утвержденному приказом Росреестра от ДД.ММ.ГГГГ № П/263, в полномочия Управления не входило и не входит решение вопросов выделения, формирования и распоряжения земельными участками. Управление наделено полномочиями на осуществление государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. При осуществлении данных полномочий на дату, заявленную в статье, Управление в указанной сфере деятельности руководствовалось Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», все требования которого были соблюдены государственным регистратором. Решение о государственной регистрации прав, о приостановлении или отказе в государственной регистрации прав принимается в каждом конкретном случае государственным регистратором самостоятельно по результатам правовой экспертизы представленных документов, а не Управлением как юридическим лицом. Факт распространения ответчиком сведений об истце подтверждается наличием на сайте ivanovolive.ru вышеназванной публикации, что также подтверждено нотариально удостоверенным протокола осмотра доказательств.

Противоправный характер действий ответчика выражается в распространении носящих порочащий характер сведений вовне, в средствах массовой информации, в сети Интернет.

Изложенные в публикации факты не соответствуют действительности также потому, что первичное право собственности на земельный участок с кадастровым номером <данные изъяты> было зарегистрировано за ФИО12 в соответствии с положениями Федерального закона от 24.076.2002 -Ф «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» на основании проекта межевания земельных участков от ДД.ММ.ГГГГ; свидетельства о праве на наследство по закону от ДД.ММ.ГГГГ, удостоверенного нотариусом Заволжского нотариального округа <адрес> ФИО13, реестровый ; земельный участок был поставлен на государственный кадастровый учет с категорией земель: земли сельскохозяйственного назначения, разрешенным пользованием: для сельскохозяйственного производства; в пакете документов был предоставлен кадастровый паспорт участка по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ, в котором сведения о нахождении в его составе участков лесного фонда отсутствовали, и имелась информация об образовании участка путем выдела из земельного участка с кадастровым номером <данные изъяты>, который находился в коллективной собственности участников СПК «Русь». Кроме того, полномочиями по осуществлению государственного кадастрового учета на указанный в публикации период времени был наделен филиал ФГБУ «ФКП Росреестра» по <адрес> (Приказ Росреестра от ДД.ММ.ГГГГ № П/93 «О наделении федеральных государственных учреждений «Земельная кадастровая палата» («Кадастровая палата») по субъектам Российской Федерации полномочиями органа кадастрового учета». Таким образом, основания для приостановления и отказа в государственной регистрации права собственности ФИО12 на земельный участок, относящийся к категории земель сельскохозяйственного назначения, отсутствовали.

Утверждение в публикации о том, что «в 2013 году управление Росреестра по <адрес> каким-то образом и в каких-то целях выделило из земель СХПК «Русь» 20 гектаров лесного фонда, находящегося в собственности Российской Федерации. Был сформирован новый участок как доля...» и «Прокуратура за всеми не уследит, если Росреестр все по-тихому делает, не досаждая контролирующим органам лишней информацией» не соответствует действительности как в силу правоустанавливающих документов, так и в силу полномочий Управления. Данное утверждение является прямым обвинением Управления в нарушении им действующего законодательства и содействии коррупции. Вместе с тем, деятельность по государственной регистрации прав носила и носит открытый характер, любое заинтересованное лицо вправе запросить сведения о правах на объекты недвижимого имущества, в порядке, установленном как действовавшим на тот период времени Законом № 122-ФЗ, так и вступившим в силу с ДД.ММ.ГГГГ Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости».

Публикация содержит недостоверную информацию о причинах, послуживших основанием для обращения в суд за защитой прав Российской Федерации на земли лесного фонда: автор статьи утверждает, что основанием для обращения прокуратуры в суд послужила публикация объявления на «Авито» о продаже данного земельного участка, тогда как согласно судебному акту, цитируемому в статье, основанием для обращения в суд явились результаты прокурорской проверки, проведенной по заявлению Комитета по лесному хозяйству <адрес>.

В компетенцию Управления также не входит осуществление контрольно-надзорных функций за деятельностью кадастровых инженеров; данные функции Законом о кадастровой деятельности возложены на саморегулируемые организации кадастровых инженеров.

Утверждение «Остается только вопрос к госпоже ФИО3 – руководителю управления Росреестра по <адрес>, каким образом и зачем ее кадастровые инженеры умудрились сформировать новый участок на землях лесного фонда, принадлежащего Российской Федерации, для сельскохозяйственного производства»? И сколько таких операций проведено всего на территории <адрес>?..» является недостоверной информацией и вводит в заблуждение читателей данного информационного ресурса.

Необоснованные и не соответствующие действительности сведения, изложенные в публикации, дискредитируют Управление в лице руководства и его сотрудников в глазах граждан, общественности, вышестоящих органов; затрагивается и умаляется сложившаяся в обществе положительная репутация Управления, которая по своей сути является одним из условий успешной работы Управления в целом.

На основании изложенного истец просил суд: признать сведения, содержащиеся в публикации «Центр Волжской Ривьеры уже не купить и не продать» на сайте ivanovolive.ru в отношении Управления, не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию, обязать ответчика удалить указанную публикацию с сайта ivanovolive.ru и, в случае удовлетворения требований, опубликовать на сайте сообщение о принятом судебном акте и текст принятого судебного решения; взыскать с ответчиков расходы, понесенные истцом для подготовки к судебному заседанию в размере 11540 рублей за нотариальное удостоверение протокола осмотра доказательств.

В ходе рассмотрения дела исковые требования были уменьшены истцом следующим образом: истец просил суд признать сведения, содержащиеся в публикации «Центр Волжской Ривьеры уже не купить и не продать» на сайте ivanovolive.ru в отношении Управления, не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию; в случае удовлетворения требований опубликовать на сайте сообщение о принятом судебном акте и текст принятого судебного решения; взыскать с ответчиков расходы, понесенные истцом для подготовки к судебному заседанию в размере 11540 рублей за нотариальное удостоверение протокола осмотра доказательств.

В судебном заседании представители истца ФИО1ФИО2 измененные исковые требования поддержали по основаниям, изложенным в иске, их объяснениях по делу, просили суд их удовлетворить.

Ответчик ФИО8, являющийся учредителем средства массовой информации – сетевого издания «Иваново», в силу чего также представляющий его интересы при рассмотрении данного дела, в судебное заседание не явился, извещен о слушании дела в установленном законом порядке. Ранее участвуя в судебном заседании, исковые требования не признал, полагая, что изложенная в оспариваемой публикации информация является выражением его личного мнения, состоит из его суждений, не содержит утверждений, порочащих кого-либо, не может расцениваться как обвинение в нарушении закона. Ответчик полагает, что иск направлен на воспрепятствование законной деятельности журналиста, должен быть расценен как злоупотребление истцом своим правом, как посягательство на свободу выражения мнения журналиста в средствах массовой информации, в связи с чем просил рассмотреть дело в его отсутствие, отказавшись от дальнейшего участия в процессе, а также вынести частное определение в адрес руководителя Управления Росреестра по <адрес>.

Суд, заслушав представителей истца, исследовав материалы дела и оценив представленные доказательства в их совокупности, приходит к следующим выводам.

Судом установлено (и сторонами не оспаривалось), что ДД.ММ.ГГГГ на сайте ivanovolive.ru (в сетевом издании «Иваново», учрежденном в качестве средства массовой информации ДД.ММ.ГГГГ ФИО8 (согласно ответу Управления Роскомнадзора по <адрес> - л.д. 43)) была размещена публикация под заголовком «Центр Волжской Ривьеры уже не купить и не продать», в которой содержатся следующие сведения:

«…В 2013 году управление Росреестра по <адрес> каким-то образом и в каких-то целях выделило из земель СПХК «Русь» 20 гектаров лесного фонда, находящегося в собственности Российской Федерации, Был сформирован новый участок, как доля, владельцем которой стала некая ФИО7»…

«…Остается только вопрос к госпоже ФИО3 – руководителю управления Росреестра по <адрес>. Каким образом и зачем ее кадастровые инженеры умудрились сформировать новый участок на землях лесного фонда, принадлежащего Российской Федерации «для сельскохозяйственного производства»? И сколько таких операций проведено всего на территории <адрес>?»…

«…Прокуратура за всеми не уследит, если Росреестр все по-тихому делает, не досаждая контролирующим органам лишней информацией.»

Указанные обстоятельства подтверждаются Протоколом осмотра доказательств, составленным ДД.ММ.ГГГГ нотариусом Ивановского городского нотариального округа ФИО14 по обращению истца (л.д. 8-18, 26-36).

Истец полагает, что вышеуказанные фразы содержат недостоверную и порочащую его деловую репутацию информацию, поскольку указывают на незаконное и недобросовестное выполнение Управлением Росреестра по <адрес> возложенных на него государственных функций; являются утверждениями, не соответствующими действительности, носящими порочащий характер, что нарушает неимущественные права истца: его деловую репутацию.

Защита гражданских прав в силу статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации возможна путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, а также иными способами, предусмотренными законом.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ (правила которой о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица) юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

При этом сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию юридического лица и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

В случаях, когда сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, такое лицо вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно.

Если сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», юридическое лицо вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет».

Порядок опровержения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, в иных случаях, кроме указанных, устанавливается судом.

Срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации.

Таким образом, истец вправе был обратиться в суд с рассматриваемым иском, представив относимые и допустимые доказательства в обоснование заявленных им требований; оснований для вынесения в связи с этим частного определения в адрес руководителя Управления Росреестра по <адрес>, как того просит ответчик, не усматривается.

По смыслу норм статей 17 и 29 Конституции Российской Федерации (в их взаимосвязи) в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ, в том числе каждому гарантируется свобода мысли и слова; никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них; каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию, не являющуюся государственной тайной, любым законным способом, в том числе в средствах массовой информации, цензура которых запрещается. При этом осуществление любым лицом соответствующих прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц.

Исходя из указанных конституционных принципов, при разрешении спора о защите деловой репутации юридического лица суду необходимо соблюсти баланс между соответствующим правом на защиту его деловой репутации, с одной стороны, и вышеуказанными гарантированными Конституцией РФ гражданскими правами и свободами в области самовыражения и деятельности средств массовой информации, с другой стороны.

В силу разъяснений пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ  «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее - Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ ) юридически значимыми для рассмотрения подобных дел обстоятельствами являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

В пункте 9 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации распределено бремя доказывания указанных обстоятельств: истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений, а обязанность доказывать соответствие распространенных сведений действительности лежит на ответчике.

При этом, при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 ГК РФ), но и в силу статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заключенной в <адрес> ДД.ММ.ГГГГ, (далее - Конвенция) каждый имеет право свободно выражать свое мнение, включающее в себя свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

Согласно правовым позициям Европейского Суда по правам человека, свобода выражения мнения, как она определяется в пункте 1 статьи 10 Конвенции, представляет собой одну из несущих основ демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого его члена. Свобода слова охватывает не только информацию или идеи, которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества (п.6 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ ДД.ММ.ГГГГ).

В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации ).

Оценивая оспариваемые истцом фразы на предмет того, является ли содержащаяся в них информация утверждением о фактах (определенными сведениями), либо оценочным суждением, мнением, убеждением автора публикации, суд полагает, что фраза в абзаце тринадцатом спорной публикации (не считая подзаголовка «Прокуратура только из объявления на «Авито» узнала о незаконной продаже 20 гектаров федеральных лесов на берегу Волги в <адрес>»): «В 2013 году управление Росреестра по <адрес>каким-то образом и в каких-то целях выделила из земель СХПК «Русь» 20 гектаров лесного фонда, находящегося в собственности Российской Федерации», а также фраза в абзаце девятнадцатом: «…ее кадастровые инженеры» и фраза в абзаце двадцатом «…Росреестр все по-тихому делает, не досаждая контролирующим органам лишней информацией» являются утверждениями о фактах, которые могут быть проверены и подлежат проверке судом на предмет соответствия их действительности.

Не соответствующими действительности сведениями, как разъяснено в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации , являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Из представленных в материалы дела истцом копий решения Заволжского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ по делу  и определения Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ по делу  следует, что по иску Ивановского межрайонного природоохранного прокурора, действовавшего в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц, судом было признано недействительным образование земельного участка с кадастровым номером <данные изъяты>, площадью <данные изъяты> кв.м, по адресу: <адрес>, СПК «Русь»; указанный земельный участок был истребован из незаконного владения ФИО4ФИО5ФИО6 и передан в собственность Российской Федерации в лице Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в <адрес>.

Основаниями для вынесения соответствующего решения суда послужило установление обстоятельств того, что земли лесного фонда, на которых располагался спорный земельный участок, не изъятый и не переведенный из земель данной категории в нелесные земли, не могли использоваться для целей, не связанных с ведением лесного хозяйства; спорный участок в силу нахождения его на землях лесного фонда является федеральной собственностью; его формирование как земельного участка, относящегося к категории земель сельскохозяйственного назначения, и последующее отчуждение являлось незаконным.

Спорная публикация, в целом направленная на информирование граждан об указанных событиях, в том числе о состоявшихся судебных решениях, безусловно, имела право быть доведенной до широкого круга лиц в учрежденном ответчиком средстве массовой информации, при этом автор публикации ФИО8 также был вправе, как журналист и как свободомыслящий гражданин, выразить свое отношение к описываемым событиям, не допуская при этом распространения недостоверных сведений в отношении затрагиваемых в публикации граждан и юридических лиц, порочащих их честь, достоинство и деловую репутацию.

Между тем, распространение таких сведений было допущено им в отношении Управления Росреестра по <адрес> в связи со следующим.

В соответствии со ст. 11.2 Земельного кодекса Российской Федерации земельные участки образуются при разделе, объединении, перераспределении земельных участков или выделе из земельных участков, а также из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности.

Целевым назначением и разрешенным использованием образуемых земельных участков признаются целевое назначение и разрешенное использование земельных участков, из которых при разделе, объединении, перераспределении или выделе образуются земельные участки, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Образование земельных участков из земельных участков, находящихся в частной собственности и принадлежащих нескольким собственникам, осуществляется по соглашению между ними об образовании земельного участка, за исключением выдела земельных участков в счет доли в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения в порядке, предусмотренном Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

В соответствии со статьями 13, 13.1 указанного Федерального закона участник или участники долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения вправе выделить земельный участок в счет своей земельной доли или своих земельных долей, если это не противоречит требованиям к образованию земельных участков, установленным Земельным кодексом Российской Федерации и данным Федеральным законом.

Соответствующий земельный участок образуется путем выдела в счет земельной доли или земельных долей на основании решения общего собрания участников долевой собственности или путем выдела земельного участка (в случае отсутствия такого решения общего собрания участников долевой собственности) собственником земельной доли или земельных долей в соответствии с проектом межевания земельного участка для выдела земельного участка в счет земельной доли или земельных долей, подготавливаемым кадастровым инженером, с которым заключается соответствующий договор.

Размер земельного участка, выделяемого в счет земельной доли или земельных долей, определяется на основании данных, указанных в документах, удостоверяющих право на эту земельную долю или эти земельные доли. При этом площадь выделяемого в счет земельной доли или земельных долей земельного участка может быть больше или меньше площади, указанной в документах, удостоверяющих право на земельную долю или земельные доли, если увеличение или уменьшение площади выделяемого в счет земельной доли или земельных долей земельного участка осуществляется с учетом состояния и свойств почвы выделяемого земельного участка и земельного участка, из которого он образуется.

Размер и местоположение границ земельного участка, выделяемого в счет земельной доли или земельных долей, должны быть согласованы кадастровым инженером в порядке, установленном статьей 13.1 Федерального закона.

Таким образом, в силу указанных норм закона проект межевания земельного участка, выделяемого в счет земельных долей из земель сельскохозяйственного назначения, определяющий размеры и местоположение границ образуемого земельного участка, подготавливается кадастровым инженером.

Заказчиком такого проекта межевания может являться любое лицо.

Из представленных истцом в материалы дела кадастрового паспорта земельного участка с кадастровым номером <данные изъяты>, расположенного по адресу: обл. Ивановская, р-н Заволжский, СПК «Русь», площадью <данные изъяты> кв.м, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, от ДД.ММ.ГГГГ и Проекта межевания земельных участков от ДД.ММ.ГГГГ, выполненного кадастровым инженером ООО «Изыскатель» ФИО15 по заказу ФИО6, следует, что являющийся предметом публикации земельный участок с кадастровым номером <данные изъяты>, площадью <данные изъяты> кв.м, был образован путем выдела в счет земельных долей из земельного участка с кадастровым номером <данные изъяты>, площадью <данные изъяты> кв.м, относящегося к категории земель сельскохозяйственного назначения и располагавшегося на территории СПК «Русь», правом общей долевой собственности на который обладала ФИО7 (л.д. 68-147).

Из изложенного следует, что Управление Росреестра по <адрес>, указанный земельный участок не формировало, не образовывало, и вопреки сведениям спорной публикации не «выделяло», а лишь в соответствии с действовавшим на момент его образования Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и Положением об Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес>, утвержденным приказом Росреестра от ДД.ММ.ГГГГ № П/1760, зарегистрировало право на указанный земельный участок.

Доказательств того, что у государственного регистратора Управления Росреестра по <адрес> имелись основания для приостановления государственной регистрации права на момент обращения за ней заявителей либо для отказа в такой регистрации, в материалы дела не представлено; при этом, как следует из кадастрового паспорта исходного земельного участка, в государственном кадастре недвижимости (ГКН, ведение которого осуществляло иное государственное учреждение, входящее в систему Росреестра, но не подведомственное Управлению Росреестра по <адрес> - ФГБУ «ФКП Росреестра» по <адрес>) содержались сведения о том, что исходный земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения, а не лесного фонда.

Кадастровый инженер ООО «Изыскатель», подготовивший проект межевания земельного участка, выделяемого в счет земельных долей из земель сельскохозяйственного назначения, имеет квалификационный аттестат кадастрового инженера, то есть в силу ст.ст. 29-30 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 221-ФЗ «О кадастровой деятельности» является лицом, сдавшим в установленном законом порядке квалификационный экзамен квалификационной комиссии, сформированной органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, и внесенным на этом основании в государственный реестр кадастровых инженеров.

Кадастровый инженер обязан осуществлять свою деятельность в соответствии с законом и вверенными ему полномочиями; не является подконтрольным и подотчетным органам Росреестра лицом; его квалификационный аттестат может быть аннулирован по решению соответствующей квалификационной комиссии, сформированной органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, к которым Росреестр и его структурные подразделения не относятся.

Свою деятельность кадастровый инженер в силу ст.31 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 221-ФЗ «О кадастровой деятельности» вправе осуществлять по его выбору либо в качестве индивидуального предпринимателя, либо в качестве работника юридического лица на основании трудового договора с таким юридическим лицом; соответственно наступает и ответственность за негативные последствия осуществления кадастровой деятельности.

В определенной степени контроль за деятельностью кадастровых инженеров может осуществляться саморегулируемыми организациями, членами которых они являются.

Таким образом, допущенная ФИО8 в спорной публикации фраза «ее кадастровые инженеры» применительно к руководителю Управления Росреестра по <адрес>ФИО3, как это следует из смысла абзаца девятнадцатого, также не соответствует действительности, поскольку деятельность кадастрового инженера ООО «Изыскатель» ФИО15 не находилась в какой-либо зависимости от руководителя Управления Росреестра по <адрес>, что исключает обоснованность примененного журналистом словосочетания «ее кадастровые инженеры» в контексте данного абзаца.

При этом сформулированный автором публикации в указанном абзаце девятнадцатом вопрос к руководителю Управления Росреестра по <адрес> ФИО3 о том, каким образом и зачем «кадастровые инженеры умудрились сформировать новый участок на землях лесного фонда, принадлежащего Российской Федерации «для сельскохозяйственного производства»? И сколько таких операций проведено всего на территории <адрес>?» имеет право на существование, поскольку сам по себе (с учетом признания несоответствующим действительности утверждения о наличии связи руководителя Управления с кадастровыми инженерами) не содержит утверждения о факте, которое может быть проверено судом на предмет действительности.

Данный вопрос отражает лишь ход мыслей автора публикации, возникший из анализа изложенных им сведений фактического характера; не может оцениваться на предмет достоверности в порядке ст. 152 ГК РФ, в силу чего требования истца о признании не соответствующим действительности всего абзаца девятнадцатого спорной публикации удовлетворены быть не могут, и подлежат удовлетворению лишь в части признания не соответствующей действительности фразы «…ее кадастровые инженеры» в указанном абзаце.

Содержащаяся в абзаце двадцатом спорной публикации фраза «…Росреестр все по-тихому делает, не досаждая контролирующим органам лишней информацией» также должна быть признана сведениями, не соответствующими действительности, поскольку по смыслу данной фразы в контексте абзаца двадцатого ответчиком бездоказательно утверждается об умышленном умолчании органом Росреестра об информации, которую следовало сообщить в правоохранительный орган – прокуратуру, в то время как судом установлено, что информацией о незаконном формировании земельного участка, который впоследствии был изъят у зарегистрировавших свое право собственников – физических лиц - и возвращен в собственность Российской Федерации, истец на момент регистрации их прав не обладал.

По смыслу разъяснений, данных в п.7 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ ДД.ММ.ГГГГ, порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Таким образом, оценка характера распространенных сведений, как порочащего, зависит от наличия в них безосновательных утверждений о нарушениях каких-либо правовых норм, принципов общечеловеческой и профессиональной морали, о совершении лицом незаконных или недостойных поступков.

Проанализировав фразы спорной публикации, содержащие сведения, признанные судом не соответствующими действительности, суд полагает, что все они носят порочащий деловую репутацию Управления Росреестра по <адрес> характер, поскольку подразумевают причастность государственного органа в лице соответствующего структурного подразделения к незаконному образованию и распоряжению земельным участком, сформированным из лесных земель, в силу чего исключенному из свободного гражданского оборота; тем самым, безусловно, ставят под сомнение деловую репутацию истца.

Суд соглашается с доводами истца о том, что распространенные ответчиком путем применения указанных фраз сведения можно истолковать и как намек на содействие истца коррупции в форме несообщения о признаках правонарушений в области оборота лесных земель.

Между тем, в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ответчиком не представлено доказательств ненадлежащего осуществления истцом возложенных на него государственных функций.

Истец, напротив, обоснованно ссылается на то, что деятельность по государственной регистрации прав носит открытый характер, и сведения о правах на объекты недвижимого имущества вправе получить любое заинтересованное лицо, в порядке, установленном как действовавшим в момент незаконного формирования участка Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», так и вступившим в силу с ДД.ММ.ГГГГФедеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости».

Истцом в подтверждение отсутствия к нему претензий со стороны правоохранительных органов представлены суду результаты проверки, проведенной прокурором отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на предмет исполнения законодательства при осуществлении государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, кадастровой деятельности, а также законодательства о противодействии коррупции в Управлении Росреестра по <адрес>, из которых следует, что каких-либо нарушений закона при осуществлении истцом соответствующей деятельности не выявлено (л.д.181-184).

Доводы истца о несоответствии действительности утверждения автора спорной публикации о том, что причиной, послужившей основанием для обращения прокуратуры в суд за защитой прав Российской Федерации на земли лесного фонда послужила публикация объявления на «Авито» о продаже данного земельного участка (тогда как согласно судебному акту основанием для обращения в суд явились результаты прокурорской проверки, проведенной по заявлению Комитета по лесному хозяйству <адрес>), хотя и могут быть проверены судом на предмет соответствия их действительности, исключают такой необходимый элемент, как порочащий характер указанных сведений применительно к деловой репутации истца, в связи с чем в части признания их таковыми иск удовлетворению не подлежит.

В силу изложенного исковые требования Управления Росреестра по <адрес> к ФИО8, сетевому изданию «Иваново» подлежат удовлетворению в части признания не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию истца сведений, распространенных в сетевом издании «Иваново», на сайте ivanovolive.ru в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в публикации «Центр «Волжской Ривьеры» уже не купить и не продать», опубликованной ДД.ММ.ГГГГ, в виде следующих фраз: фразы в абзаце тринадцатом (не считая подзаголовка): «В <данные изъяты> году управление Росреестра по <адрес> каким-то образом и в каких-то целях выделила из земель СХПК «Русь» 20 гектаров лесного фонда, находящегося в собственности Российской Федерации», фразы в абзаце девятнадцатом: «…ее кадастровые инженеры», фразы в абзаце двадцатом «…Росреестр все по-тихому делает, не досаждая контролирующим органам лишней информацией».

Оснований для освобождения ответчиков от ответственности за их распространение, предусмотренных ст.57 Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ  «О средствах массовой информации», не имеется.

Суд, руководствуясь ст. 152 ГК РФ, пользуясь правом суда на определение порядка и способа исполнения решения суда, считает, что в связи с удовлетворением иска в вышеуказанной части на ответчиков следует возложить обязанность по опровержению соответствующих сведений тем же путём, каким они были распространены: путем обязания ответчиков опубликовать опровержение признанных не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца сведений следующего содержания:

«Сведения в виде фразы в абзаце тринадцатом (не считая подзаголовка): «В <данные изъяты> году управление Росреестра по <адрес> каким-то образом и в каких-то целях выделила из земель СХПК «Русь» 20 гектаров лесного фонда, находящегося в собственности Российской Федерации», фразы в абзаце девятнадцатом: «…ее кадастровые инженеры», фразы в абзаце двадцатом «…Росреестр все по-тихому делает, не досаждая контролирующим органам лишней информацией» решением Ленинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ по гражданскому делу  признаны не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес>. Официальный сайт Ленинского районного суда <адрес>: http://www.leninsky.iwn.sudrf.ru».

При этом суд, исходя из того, что текст данного судебного акта в порядке, установленном ст.ст. 13-15 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», подлежит обязательному опубликованию на официальном сайте суда, считает достаточным размещение ответчиками в публикуемом опровержении ссылки на дату решения суда, номер гражданского дела и соответствующий официальный сайт Ленинского районного суда <адрес>: http://www.leninsky.iwn.sudrf.ru», отклонив требование истца об опубликовании ими текста всего судебного акта.

Соответствующую обязанность по публикации опровержения ответчики обязаны исполнить в течение 10 дней с момента вступления настоящего решения суда в законную силу.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

В силу ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно ст.94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся: суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам; расходы на оплату услуг переводчика, понесенные иностранными гражданами и лицами без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации; расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд; расходы на оплату услуг представителей; расходы на производство осмотра на месте; компенсация за фактическую потерю времени в соответствии со статьей 99 Кодекса; связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами; другие признанные судом необходимыми расходы.

Таким образом, с ответчика ФИО8, учредившего сетевое издание «Иваново», как с проигравшей стороны, подлежат взысканию понесенные истцом расходы по нотариальному удостоверению протокола осмотра доказательств в размере 11540 рублей, которые суд относит к судебным издержкам, и которые в рассматриваемом случае, исходя из неимущественного и оценочного характера исковых требований, не подлежат пропорциональному уменьшению судом.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

С учетом того, что от уплаты государственной пошлины истец, будучи территориальным органом федерального органа исполнительной власти, в соответствии с п.п. 19 п.1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации освобожден, с ответчика ФИО8 в доход бюджета <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в размере 600 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес> к ФИО8, сетевому изданию «Иваново» удовлетворить частично.

Признать сведения, распространенные ФИО8 в сетевом издании «Иваново», на сайте ivanovolive.ru в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в публикации «Центр «Волжской Ривьеры» уже не купить и не продать», опубликованной ДД.ММ.ГГГГ, в виде фразы в абзаце тринадцатом (не считая подзаголовка): «В <данные изъяты> году управление Росреестра по <адрес> каким-то образом и в каких-то целях выделила из земель СХПК «Русь» 20 гектаров лесного фонда, находящегося в собственности Российской Федерации», фразы в абзаце девятнадцатом: «…ее кадастровые инженеры», фразы в абзаце двадцатом «…Росреестр все по-тихому делает, не досаждая контролирующим органам лишней информацией» не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес>.

Обязать ФИО8 и сетевое издание «Иваново» в течение 10 (десяти) дней с момента вступления настоящего решения суда в законную силу опубликовать опровержение указанных признанных не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца сведений следующего содержания:

«Сведения в виде фразы в абзаце тринадцатом (не считая подзаголовка): «В <данные изъяты> году управление Росреестра по <адрес> каким-то образом и в каких-то целях выделила из земель СХПК «Русь» <данные изъяты> гектаров лесного фонда, находящегося в собственности Российской Федерации», фразы в абзаце девятнадцатом: «…ее кадастровые инженеры», фразы в абзаце двадцатом «…Росреестр все по-тихому делает, не досаждая контролирующим органам лишней информацией» решением Ленинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ по гражданскому делу  признаны не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес>. Официальный сайт Ленинского районного суда <адрес>: http://www.leninsky.iwn.sudrf.ru».

Взыскать с ФИО8 в пользу Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по <адрес> расходы по нотариальному удостоверению протокола осмотра доказательств в размере 11540 (одиннадцать тысяч пятьсот сорок) рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с ФИО8 в доход бюджета <адрес> государственную пошлину в размере 600 (шестьсот) рублей.

Решение может быть обжаловано в Ивановский областной суд через Ленинский районный суд <адрес> путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца со дня его изготовления в окончательной форме.

Судья Шолохова Е.В.

Мотивированное решение в окончательной форме изготовлено 07.03.2018

 



Возврат к списку